26.02.2021

Новости

26.02.2021 «Госуслуги» в помощь партиям

26.02.2021 Формирование молодежного избиркома Иркутской области

26.02.2021 Рабочая встреча с педагогами

25.02.2021 Первые муниципальные кампании

25.02.2021 Мероприятия для молодых и будущих избирателей

25.02.2021 Координационный совет по делам инвалидов

24.02.2021 Вручение паспортов

24.02.2021 Обучение членов Нижнеудинского теризбиркома

20.02.2021 С Днем защитника Отечества!

20.02.2021 Первое заседание Куйтунского теризбиркома

Голос молодежи


Федеральный научно-исследовательский социологический центр РАН изучил феномен российской молодежи. Итогом 10-летней работы стала книга академика Михаила Горшкова и кандидата философских наук Франца Шереги «Молодежь России в зеркале социологии». В ней особое внимание уделяется историческому, правовому, ценностно-нравственному сознанию молодого поколения, формированию его государственно-гражданской идентичности. В материале, предлагаемом вниманию читателей, анализируются вопросы политической активности молодых и их ожидания в отношении государства и власти.

Нормальный интерес

Для нынешней российской молодежи не характерна полная апатия к политике, однако и высоким уровень ее политической активности назвать нельзя. Сравнительно невысокий интерес молодежи к политике понятен и во многом объективно обусловлен тем, что спектр жизненных интересов, особенно подростков и юношества, сфокусирован на проблеме вхождения во взрослую жизнь, а социальный опыт ограничивается межличностными и внутрисемейными отношениями.

– По мере увеличения социальных связей происходит перераспределение жизненных интересов в сторону общественного и политического участия. В целом же интерес молодежи к политике можно определить как нормальный, – утверждают исследователи.

Активны в политическом отношении, то есть внимательно следят за информацией о политических событиях в стране, 12,6% молодых, не следят детально за информацией о политических событиях, но изредка обсуждают их с друзьями, родственниками – 41,9%. Политикой не интересуется 45,5% молодежи.

Половые различия молодежи в целом не влияют на ее интерес к политике, но с возрастом доля интересующихся политикой возрастает, и к 30 годам доля тех, кто внимательно следит за информацией о политических событиях в стране, достигает 16,5%. Интерес к политике низкий у учащихся школ и лицеев. У студентов вузов и работающей молодежи одинаковый и немногим выше среднего показателя.

Высока доля активно интересующихся политикой среди молодежи, занятой в бюджетной сфере. Так, внимательно следят за информацией о политических событиях в стране среди профессиональных военных – 46,7%, госслужащих – 39,3%, сотрудников МВД – 35,9%.

Гендерные предпочтения

Почти треть молодежи рассматривает в качестве своей общественной или общественно-политической деятельности дистанционную коммуникацию через интернет. За этим следуют спортивные, профсоюзные и студенческие организации. В политических партиях или движениях участвуют всего 2,6% молодежи, немногие из них состоят в этнических или конфессиональных объединениях – 2,1%.

Общественные и общественно-политические движения, в которых участвует молодежь, можно свести в следующие группы: интернет-сообщества по интересам, спортивные объединения, общественно-политические организации, художественно-творческие объединения, движения маргинально-экстремального характера, благотворительные, экологические организации, организации общественного самоуправления, научно-познавательные, этнические, конфессиональные. Каждый второй молодой человек, проявляющий интерес к общественным институтам, участвует в двух и более движениях.

«Имеются небольшие различия по формам общественной активности мужской и женской молодежи. Молодежь женского пола активнее, чем мужского, участвует в коммуникации интернет-сообществ, в работе студенческой ассоциации, профсоюза. Молодежь мужского пола чаще участвует в спортивных сообществах», – пришли к выводу ученые.

Повышенный интерес к интернет-сообществам проявляет молодежь в возрасте 16–18 лет, к профсоюзам – 25–30 лет. После 24 лет снижается интерес к фанклубам, объединениям спортивных болельщиков, творческим объединениям, но растет интерес к профсоюзам, политическим партиям, правозащитным организациям, органам местного самоуправления, обществу защиты прав потребителей.

Пассивный протест

Исследователи затронули еще один интересный и важнейший аспект. Абсолютное большинство молодежи (84,7%) в возрасте 16–30 лет не имеют опыта участия в политических протестах. Среди молодежи, имеющей такой опыт, в политических протестах участвовали относительно часто 3,1% и еще 12,2% участвовали, но редко. Молодежь мужского пола участвовала в политических протестах чаще, чем женского.

Учеными выявлено, что молодое поколение начинает принимать участие в политических протестах с 16 лет, но «ядро» активности – возрастная группа 19–20 лет. Это в основном студенты колледжей, вузов, работающая молодежь. Более активно в политических протестах участвовали те, кто интересуется вопросами политики, – в среднем 32%, в то время как этот показатель среди молодежи, не проявляющей интерес к политике, составляет 6%.

– Для подавляющего большинства молодежи приемлемая форма протеста – пассивная, заключающаяся в обращении в прессу, государственные органы, в отказе от участия в голосовании. Однако есть и такие, кто готов принять участие в массовых митингах и насильственном противостоянии органам власти (активная форма протеста), – отмечается в книге.

Молодежь приемлет несколько форм протеста. При необходимости защитить свои политические права 53,7% молодежи склонны прибегнуть к пассивным, а 38,3% – к активным формам протеста. Наиболее велика доля тех, кто готов участвовать в активных формах социального протеста, среди студентов профессиональных образовательных организаций, их более 40%.

Высокую готовность к участию в активных формах социального протеста проявляют рабочая молодежь, работники сферы услуг, техническая интеллигенция и молодые предприниматели. Предпочитают пассивные формы социального протеста сотрудники правоохранительных органов, служащие, профессиональные военные, представители гуманитарной интеллигенции, сельская молодежь.

Оценка власти

Государство, образно говоря, – это «поле» социального действия. Обозревая это «поле» и формируя для себя его «ландшафты и контуры», молодежь вырабатывает свою жизненную траекторию, реализуемость (достижимость) которой предполагает ту или иную форму и степень гарантии. Эту гарантию молодежь по праву ожидает от основного института реализации государством своих функций и полномочий – власти.

Образ государства овеществляется массовым сознанием молодежи в деятельности государственных и гражданских институтов, призванных создавать благоприятные условия для реализации жизненных устремлений граждан. Поэтому доверие молодежи государственным и гражданским институтам – один из важных показателей действенности молодежной политики государства.

Характер оценки молодыми деятельности основных институтов власти и гражданских институтов зависит от экономической стабильности в стране. В период экономической стабильности доверие молодежи институтам власти довольно высокое, в период кризиса критическое настроение молодежи резко возрастает. У нынешней молодежи основными символами стабильности и эффективного функционирования государства выступают президент в форме персонифицированной власти, армия как гарант безопасности государства.

– Экономический кризис повлиял (порой существенно) на снижение доверия молодежи к другим институтам власти. В данном случае недоверие транслирует недовольство молодежи их политической деятельностью и информацией, освещающей причины ухудшения положения экономики и социальной сферы. Такая вариация установок не составляет специфику молодежи и характерна для массового сознания всех возрастных когорт населения, – подчеркивают эксперты.

Политические установки

Как потенциальное будущее страны молодежь по праву имеет свое представление о предпочтительной для России форме власти. По всей видимости, эти представления во многом будут свойственны большинству граждан, ныне еще считающихся молодыми, и тогда, когда они уже займут доминирующее место в общественном разделении труда и в социальной структуре общества.

Мнения о предпочтительной модели нынешнего российского государства, о приемлемой для России форме власти, а также степень гражданской идентичности молодежи, безусловно, являются результатом ее социализации, но не только в смысле воспитания или идеологического воздействия посредством СМИ и в системе образования, а преимущественно как результат действия личного жизненного опыта, наблюдения качества жизни окружающих, восприятия аргументов лидеров общественного мнения.

В качестве последних выступают родственники, друзья, политические и религиозные деятели. Эти же факторы лежат в основе формирования политических установок молодежи. Не менее половины (51,3%) молодежи – сторонники капитализма в классической форме (38,3%, как в США) или в форме государственного капитализма (12,9%, как в Китае).

Однако велика доля и сторонников классического социализма советского типа – 26,9%, авторитарной формы государственности – 2,8% (как в Северной Корее), монархии (7,9%), государства, живущего по религиозным канонам, – 3,1%, анархии (управляют только общественные организации) – 4,6%. Затруднились сделать выбор предпочитаемой формы государства – 4,6%.

– Таким образом, в предпочтениях молодежи доминируют две формы государств, основанных на принципах капитализма и социализма. Учитывая маргинальность (с позиции нынешней цивилизации) остальных политических форм государства, правомерно говорить о расколе в политических предпочтениях молодежи. Аналогично распределяется позиция различных социально-демографических групп молодежи, – утверждают ученые.

Доля сторонников социализма превышает долю сторонников капитализма только среди молодых сотрудников МВД, однако велика она и среди сельской молодежи, работников сферы услуг, служащих, и есть они даже среди молодых представителей малого бизнеса. Наиболее велика доля сторонников рынка среди молодой технической интеллигенции, служащих, профессиональных военных, предпринимателей малого бизнеса. В целом идеологический раскол имеет место среди всех социально-профессиональных групп молодежи и говорить о классовой солидарности не приходится.

Ожидание и реальность

Аналогично предпочтениям молодежи относительно той или иной политической системы государства нет единства в общественном мнении и по поводу того, какой модели соответствует нынешняя система страны. Большинство (92,2%) считают, что Россия – рыночное государство, однако расходятся во мнении, о каком типе рынка идет речь. Называют четыре типа характерных для страны рыночных отношений.

Из-за отсутствия у большинства молодежи интереса к цифрам, недоступности ряда показателей молодежь мало знакома со статистическими данными, характеризующими экономические и социальные показатели социализма и капитализма. Свои представления об этих политических системах она формирует в основном опираясь на свой личный опыт и под влиянием СМИ.

Эти мнения субъективные и отражают предпочтения с позиции личных жизненных гарантий, что вполне обоснованно. Однако в России сегодня имеет место рыночная практика, поддерживаемая и реализуемая властью, более того, с активным участием большой части населения, и направлена она на трансформацию прошлой, социалистической, политической системы в капиталистическую.

Поэтому с отрицательным восприятием капитализма массовости рыночной инициативы молодежи достичь трудно, если часть молодежи предпочитает ту политическую систему, которая по принципам распределительных отношений представляется ей социально более справедливой, чем капитализм.

Это противоречие между государственным целеполаганием представителей власти и идеологическими установками части молодежи объективное, однако требует своего разрешения, иначе трудно достичь прогресса в развитии полноценных рыночных отношений.

Интуиция и опыт

Согласно данным Росстата, 52% населения России – это те, кто родился в 1980 году и позже, то есть люди, которые не застали в сознательном возрасте социалистическую систему. Они помнят период экономического и административного распада СССР, политической неопределенности и идеологического хаоса в 1990-х годах. Из-за этого им сложно с достаточной компетентностью соотносить систему социализма и капитализма.

Тем не менее даже среди этой категории граждан доминирует некая интуитивная тяга к социализму, во всяком случае, среди них больше доля считающих, что система, способная для них гарантировать благоприятные условия жизни, – это социализм, а «голосующих» за капитализм меньше.

Выбор тех, кто старше 50 лет, более осознан, так как они на основании своего личного жизненного опыта имеют возможность объективно сравнивать две политические системы: функционировавшую и функционирующую в рамках одного и того же государства.

Тяга части молодежи к авторитарному государству во многом объясняется затянувшимися ожиданиями решения застаревших социальных проблем, дестабилизирующих общественные отношения и тормозящих цивилизованное развитие государства. В условиях слабого развития самоорганизации молодежи велика роль попечительской функции государства. Поэтому естественно, что большинство юношей и девушек ожидают решения многих своих проблем от государства.

Оценка политики

Молодежная политика государства становится в глазах молодых приоритетной, и они относятся к этой политике с повышенным вниманием.

– Вряд ли правильно утверждать, что молодежь знает в деталях молодежную политику либо информирована о ней. Это вопрос компетентности политиков, но не предмет массового сознания. Для массового сознания разговор о молодежной политике – это индикатор удовлетворенности молодежи в целом своим положением, своими перспективами в государстве, – считают эксперты.

Если положение хорошее и перспективы благоприятные, то и в массовом сознании молодежи формируются оптимистические оценки даже латентных процессов политики, которые молодежь в деталях не знает, но, как ей кажется в таких условиях, «ощущает». Таким образом, оценку молодежной политики следует рассматривать как показатель социального настроения молодежи.

Положительно оценивают молодежную политику государства 42% респондентов в возрасте 16–30 лет. Среди них 8,9% считают, что делается очень много для молодежи, а 33,1% – что-то делается, но не обо всем известно. В последнем случае имеем наглядное доказательство того, что молодежь склонна оценивать и такие мероприятия, о которых не информирована, а может быть, мероприятий и вовсе нет, но она связывает с ними благоприятные условия своей жизнедеятельности.

Отрицательно оценивают молодежную политику 45,8% молодежи, в том числе 32,7% считают, что в стране делается мало для молодежи, а 13,1% – что молодежной политики в России просто нет (затруднились ответить 12,2%).

Социальное настроение

Расхождения в общественном мнении представителей различных возрастных групп молодежи незначительные и близки к общим средним значениям. Такое же раздвоение общественного мнения. Доля неудовлетворенных ниже всего среди учащихся школ, а доля удовлетворенных среди учащихся ПТУ (лицеев). На вариацию показателей здесь явно воздействует социальное настроение респондентов, и в этом нет отличий работающей молодежи от учащейся.

Молодежной политикой удовлетворены большинство молодых госслужащих, а также профессиональные военные и сотрудники органов МВД. Доля неудовлетворенных превышает 50% среди молодой интеллигенции и достигает 50% среди рабочей молодежи. Большинство (67,8%) молодежи считают, что у них нет возможности влиять сегодня на политику государства. Эта позиция обусловлена неразвитостью автономных гражданских организаций молодежи.

Среди молодежи 52% считают, что у них есть возможность реализовать свои демократические права в диалоге с государством, но эта возможность в основном небольшая.

Имеются также трудности в создании различных политических молодежных организаций и движений для представительства своих интересов. В целом же, судя по значениям индекса, положительную тенденцию имеет только суждение о возможности создавать различные общественные организации молодежи по интересам, оценка молодежью всех остальных форм реализации своих демократических прав имеет отрицательную тенденцию.

Доля молодежи, ожидающей от власти в отношении себя проявления патерналистских функций, велика – 43,8%. По ее мнению, власть должна заботиться о молодежи и оказывать ей помощь во всем. Примерно такова же доля молодежи (42,4%), желающей строить свои отношения с властью на паритетных началах. Достаточно значима (14,1%) доля и тех, кто желал бы максимальной свободы от власти и возможности самостоятельно решать свои проблемы.

Приведенные показатели отражают существование двух психологических типов личности. Первый тип личности готов брать риски на себя и поэтому предпочитает демократические взаимоотношения с государством (таких большинство – 56,5%).

Второй тип склонен принять патерналистское устройство государства взамен проявления со стороны последнего повышенных обязательств (таких 43,5%). Такой вывод подтверждается позицией представителей различных возрастных и социальных групп молодежи.

По материалам isras.ru

Фото с сайта kamensk.life

Голосование

Как вы относитесь к возможности голосования на выборах губернатора в течение трех дней?

Всего голосов: 36






Видеоновости